Без рубрики

Мнение специалиста

Быков Сергей Иванович. Биолог-охотовед. В 1975 году окончил Иркутский сельскохозяйственный институт. Общий стаж работы по специальности – 25 лет. С 1989 года занимался вопросами охраны и использования популяций серого гуся в Бурлинском и Алейском районах Алтайского края.   «Занимаясь, более сорока лет охотой на водоплавающую дичь, вижу насколько уменьшилось поголовье уток и гусей в наших угодьях. Вопрос о проблемах численности водоплавающих неоднократно рассматривался на различных «круглых столах», всевозможных совещаниях и заседаниях. Уже несколько лет назад было понятно – в целях спасения утиного поголовья необходимо разработать долговременную программу по сбережению водоплавающей дичи. Годы  идут, а ситуация все ухудшается. Особенно меня беспокоит снижение численности серого гуся. По данным Крайохотуправления в наших угодьях в 2012 году было насчитано 90,8 тысяч, а в 2013 году – 69 тысяч серых гусей. В тоже время, на рубеже 21 века, охотовед-орнитолог А.Б. Линьков определяет состояние ресурсов серого гуся в России всего в 100-150 тысяч голов. Анализируя материалы учета водоплавающих по районам, начинаешь понимать, откуда возникают десятки тысяч серого гуся. Итоговая цифра складывается из абсолютно недостоверных данных, представляемых большей частью охотпользователей. Так, в Алейском районе в 2013 году было учтено 3640 особей серого гуся, в Топчихинском районе – 2900 гусей, в Калманском районе – около 1400 голов. Разговаривая о численности гусей с охотниками, рыбаками, пастухами, бывшими работниками госохотнадзора, охотпользователями, понимаешь, что это неправда. Сам  лично 15 лет посвятил охоте на гуся в этих районах, но такого количества этой птицы даже близко не встречал. Убежден, что в Алейском районе обитает не более 400 серых гусей, в Топчихинском районе голов 100-150, в Калманском – не более 100 особей. По Кулундинской группе районов охотпользователи насчитали 15 тысяч гуся – по словам опытного охотника-гусятника, в профессионализме которого нет оснований сомневаться, в угодьях Благовещенского заказника и на прилегающих водоемах в прошедший сезон было 1,5 тысячи голов серого гуся. В Мамонтовском районе насчитали более 7 тысяч гусей. По мнению бывшего работника госохотнадзора В. Пархатского в районе обитает менее 100 гусей. Подобных примеров можно приводить достаточно много. Думаю, что специалисты Крайохотуправления знают реальное положение с численностью водоплавающей дичи в целом и с гусем в частности, просто они не хотят признать, что на протяжении двух десятилетий в охотничьем хозяйстве края совершенно игнорировали основной закон использования охотничьих ресурсов – добыча не должна превышать естественный прирост. Дичь ежегодно распугивалась и добывалась в неконтролируемых объемах. Заказники в степной части края, служащие местом концентрации водоплавающих, в настоящее время в основном остались без охраны и, естественно, режим использования этих угодий далек от заказного. Боясь признаться в неэффективности своей работы, охотчиновники пытаются ввести в заблуждение общество в целом, и губернатора в частности, рисуя в отчетах благостные картинки изобилия дичи. Крайохотуправление видимо не понимает, что ситуация с водоплавающей дичью будет только усугубляться и признать свое бездействие чиновникам от охоты все-таки придется. Учитывая, что охота на уток и гусей в Алтайском крае является тем стержнем, к которому примыкают другие виды охот – исчезнет она, распадутся охотничьи хозяйства в утиных угодьях края. Я считаю, что в настоящее время в крае обитает не более 7-8 тысяч голов серого гуся, остальное поголовье, отраженное в учетах Крайохотуправления, возникает, как известная птица Феникс, перед проведением учета, а до открытия охоты исчезает. Соглашусь, что часть гусиных выводков, после подъема на крыло, откочёвывают в более безопасные и кормные места. Таких мест в крае очень немного, пересчитать достаточно пальцев одной руки. Это в основном заказники, созданные ещё в Советский период, эти территории в прежние времена очень помогли в деле увеличения численности серого гуся. В настоящее время специалисты охотничьего хозяйства и просто охотники отмечают, что и в данных заказных водоемах гусь исчезает. Причины называют разные, но все они связаны с деятельностью человека, несовместимой с режимом заказников. Чтобы возродить поголовье серого гуся и не дать исчезнуть охоте на пролетного гуменника необходимо обеспечить покой дичи на заказных водоемах. Охотпользователям следует осознать, что для сохранения дичи в угодьях необходимо создавать сезонные зоны покоя, подходить к этому вопросу не формально, продумывать границы. Будут в охотхозяйстве «островки безопасности», в которых дичь может отдохнуть и покормиться – будет и дичь в угодьях. Канадский писатель, государственный инспектор Службы рыбы и дичи Хелен Уильям в своей книге «Черная река» пишет: «Ещё несколько лет назад все охотники соблюдали неписаный закон: стреляй гуся в поле и на болоте, но не трогай на большой реке. Они понимали, что потревожить гусей на реке – верный способ погнать их дальше. Когда стае некуда приземлиться, чтобы отдохнуть…, когда по ней палят из дальнобойных винтовок на каждом повороте реки, гуси стараются улететь подальше и потом обходят стороной негостеприимный край». Убежден: с организацией действенной охраны водоемов в заказниках, созданием сезонных зон покоя на местах гусиных присад мы сможем возродить поголовье этой красивейшей птицы. Что касается весенней охоты на водоплавающую дичь, уверен, что в сегодняшних условиях она недопустима. Открывать весеннюю охоту – значит добивать последнее».Быков Сергей Иванович. Биолог-охотовед. В 1975 году окончил Иркутский сельскохозяйственный институт. Общий стаж работы по специальности – 25 лет. С 1989 года занимался вопросами охраны и использования популяций серого гуся в Бурлинском и Алейском районах Алтайского края.   «Занимаясь, более сорока лет охотой на водоплавающую дичь, вижу насколько уменьшилось поголовье уток и гусей в наших угодьях. Вопрос о проблемах численности водоплавающих неоднократно рассматривался на различных «круглых столах», всевозможных совещаниях и заседаниях. Уже несколько лет назад было понятно – в целях спасения утиного поголовья необходимо разработать долговременную программу по сбережению водоплавающей дичи. Годы  идут, а ситуация все ухудшается. Особенно меня беспокоит снижение численности серого гуся. По данным Крайохотуправления в наших угодьях в 2012 году было насчитано 90,8 тысяч, а в 2013 году – 69 тысяч серых гусей. В тоже время, на рубеже 21 века, охотовед-орнитолог А.Б. Линьков определяет состояние ресурсов серого гуся в России всего в 100-150 тысяч голов. Анализируя материалы учета водоплавающих по районам, начинаешь понимать, откуда возникают десятки тысяч серого гуся. Итоговая цифра складывается из абсолютно недостоверных данных, представляемых большей частью охотпользователей. Так, в Алейском районе в 2013 году было учтено 3640 особей серого гуся, в Топчихинском районе – 2900 гусей, в Калманском районе – около 1400 голов. Разговаривая о численности гусей с охотниками, рыбаками, пастухами, бывшими работниками госохотнадзора, охотпользователями, понимаешь, что это неправда. Сам  лично 15 лет посвятил охоте на гуся в этих районах, но такого количества этой птицы даже близко не встречал. Убежден, что в Алейском районе обитает не более 400 серых гусей, в Топчихинском районе голов 100-150, в Калманском – не более 100 особей. По Кулундинской группе районов охотпользователи насчитали 15 тысяч гуся – по словам опытного охотника-гусятника, в профессионализме которого нет оснований сомневаться, в угодьях Благовещенского заказника и на прилегающих водоемах в прошедший сезон было 1,5 тысячи голов серого гуся. В Мамонтовском районе насчитали более 7 тысяч гусей. По мнению бывшего работника госохотнадзора В. Пархатского в районе обитает менее 100 гусей. Подобных примеров можно приводить достаточно много. Думаю, что специалисты Крайохотуправления знают реальное положение с численностью водоплавающей дичи в целом и с гусем в частности, просто они не хотят признать, что на протяжении двух десятилетий в охотничьем хозяйстве края совершенно игнорировали основной закон использования охотничьих ресурсов – добыча не должна превышать естественный прирост. Дичь ежегодно распугивалась и добывалась в неконтролируемых объемах. Заказники в степной части края, служащие местом концентрации водоплавающих, в настоящее время в основном остались без охраны и, естественно, режим использования этих угодий далек от заказного. Боясь признаться в неэффективности своей работы, охотчиновники пытаются ввести в заблуждение общество в целом, и губернатора в частности, рисуя в отчетах благостные картинки изобилия дичи. Крайохотуправление видимо не понимает, что ситуация с водоплавающей дичью будет только усугубляться и признать свое бездействие чиновникам
19bc
от охоты все-таки придется. Учитывая, что охота на уток и гусей в Алтайском крае является тем стержнем, к которому примыкают другие виды охот – исчезнет она, распадутся охотничьи хозяйства в утиных угодьях края. Я считаю, что в настоящее время в крае обитает не более 7-8 тысяч голов серого гуся, остальное поголовье, отраженное в учетах Крайохотуправления, возникает, как известная птица Феникс, перед проведением учета, а до открытия охоты исчезает. Соглашусь, что часть гусиных выводков, после подъема на крыло, откочёвывают в более безопасные и кормные места. Таких мест в крае очень немного, пересчитать достаточно пальцев одной руки. Это в основном заказники, созданные ещё в Советский период, эти территории в прежние времена очень помогли в деле увеличения численности серого гуся. В настоящее время специалисты охотничьего хозяйства и просто охотники отмечают, что и в данных заказных водоемах гусь исчезает. Причины называют разные, но все они связаны с деятельностью человека, несовместимой с режимом заказников. Чтобы возродить поголовье серого гуся и не дать исчезнуть охоте на пролетного гуменника необходимо обеспечить покой дичи на заказных водоемах. Охотпользователям следует осознать, что для сохранения дичи в угодьях необходимо создавать сезонные зоны покоя, подходить к этому вопросу не формально, продумывать границы. Будут в охотхозяйстве «островки безопасности», в которых дичь может отдохнуть и покормиться – будет и дичь в угодьях. Канадский писатель, государственный инспектор Службы рыбы и дичи Хелен Уильям в своей книге «Черная река» пишет: «Ещё несколько лет назад все охотники соблюдали неписаный закон: стреляй гуся в поле и на болоте, но не трогай на большой реке. Они понимали, что потревожить гусей на реке – верный способ погнать их дальше. Когда стае некуда приземлиться, чтобы отдохнуть…, когда по ней палят из дальнобойных винтовок на каждом повороте реки, гуси стараются улететь подальше и потом обходят стороной негостеприимный край». Убежден: с организацией действенной охраны водоемов в заказниках, созданием сезонных зон покоя на местах гусиных присад мы сможем возродить поголовье этой красивейшей птицы. Что касается весенней охоты на водоплавающую дичь, уверен, что в сегодняшних условиях она недопустима. Открывать весеннюю охоту – значит добивать последнее».